Следует ли предполагать согласие второго родителя?

Катрин Орав, присяжный адвокат адвокатского бюро LEXTAL

 

Пятилетняя Анни (имя изменено) вернулась домой после проведенного с папой уикенда и сообщила маме, что она покрестилась. Анни рассказала о церкви и о мужчине в белой одежде и с большой цепью на шее, который брызгал ей водой на голову. «Мама, скажи, зачем этот дядя брызгал мне водой на голову?».

У матери, которая ранее не разговаривала с ребенком на такие темы, не было слов. Как же следует реагировать родителю, самостоятельно воспитывающему ребенка, на поступки второго родителя, которые совершаются без спроса и без каких-либо согласований?

Анни было около двух лет, когда ее родители решили расстаться. Договорились, что Анни останется жить с мамой.

По сути, такая ситуация означает, что у родителей остается совместное право попечения над ребенком.

Согласно Закону о семье (ЗоС), право попечения включает в себя право заботиться о личности ребенка (попечение над личностью) и право заботиться об имуществе ребенка (попечение над имуществом), а также принимать решения по связанным с ребенком вопросам. Если имеющие совместное право попечения родители проживают раздельно на постоянной основе, то связанные с ребенком существенные вопросы они решают вместе. Родитель, с которым ребенок находится в настоящий момент, может решать только вопросы повседневной жизни, которые не имеют устойчивого влияния на развитие ребенка, например, какую еду ребенок должен есть и какую одежу носить. Если родители при осуществлении общего права попечения не достигают согласия в существенном для ребенка деле, то суд по ходатайству родителя может передать право на принятие решения в этом деле одному из родителей. То обстоятельство, что ребенок постоянно проживает с одним из родителей, еще не дает автоматически право этому родителю определять все аспекты жизни ребенка!

Родители, имеющие общее право попечения, дополнительно имеют также общее право представительства, т.е. должны совместно представлять ребенка в отношениях с третьими лицами. Родитель может представлять ребенка самостоятельно, только (i) если у него есть исключительное право попечения или (ii) если суд предоставил ему право принять решение по какому-то конкретному вопросу.

Несмотря на это, нередки случаи, когда родитель с общим правом попечения единолично принимает решение о том, что 1 сентября ребенок пойдет в какую-то определенную школу, детский сад или тренировку без согласия на то другого родителя с правом попечения. Зачастую такие вопросы даже не обсуждаются с родителем, проживающим раздельно; родитель, проживающий вместе с ребенком, принимает такие решения сам, считая это само собой разумеющимся.

Случай с Анни еще более драматичен, так как крещение нельзя отменить или аннулировать, даже обратившись в суд.

Как же так получается, что ребенок родителей, имеющих общее право попечения, в т.ч. общее право представительства, отправляется в школу или проходит обряд крещения без получения на то согласия второго родителя? Ответ кроется в части 7 ст. 120 ЗоС, согласно которой если родитель представляет ребенка самостоятельно, согласие второго родителя предполагается. Поэтому, записывая ребенка в школу или отправляясь его крестить, родитель не задается вопросом, согласен ли с подобным выбором другой родитель с правом попечения. Часто второй родитель узнает об этом лишь тогда, когда ребенок уже числится в списках школы или, как случилось с Анни, прошел обряд крещения. Неважно, что стало тому причиной – недостаточное понимание родителем сути совместного права попечения или же злой умысел – но пострадавшей стороной является, прежде всего, ребенок.

Что может сделать родитель в такой ситуации? В принципе, есть два возможных варианта поведения: (i) смириться с ситуацией и одобрить выбор или (ii) обратиться с иском в суд для установления ничтожности сделки.

За год до крещения отец Анни изъявил желание покрестить ребенка, но мама Анни была против, считая, что крещение – это личное дело каждого человека, и ребенок, когда вырастет, должен сам решить, какая религия или философия близка его сердцу.

После описанной Анни процедуры крещения мать попыталась поговорить с отцом, чтобы выяснить, действительно ли состоялся обряд крещения. Отец ребенка проигнорировал вопрос, после чего мать обратилась в десять лютеранских приходов Эстонии (предполагая, что дочь была крещена в лютеранской церкви, согласно религиозным представлениям ее отца). Большинство приходов отозвались на обращение женщины, но, к сожалению, не смогли ей помочь, поскольку у них указанная процедура крещения зафиксирована не была. Что касается остальных приходов, то, как утверждается, дать ответ на запрос нельзя, так как в церковной системе нет общей базы данных.

На вопрос матери Анни, можно ли крестить ребенка без согласия другого родителя, большинство представителей церкви ответили, что в Эстонии это действительно возможно, так как время от времени в церковь обращаются и родители-одиночки (в основном – матери), которые в кажущихся безнадежными ситуациях надеются, что крещение ребенка принесет им хоть немного душевного облегчения. В таких случаях церковь проводит обряд крещения без согласия второго родителя.

Ни один из приходов, в который обратилась мама Анни, не одобрил поступок отца. Однако с большим сожалением они дали понять, что случившееся нельзя ни изменить, ни отменить. Представители приходов пожелали женщине душевного спокойствия и порекомендовали принять сложившиеся обстоятельства.

Мама Анни обратилась также в эстонский лютеранский приход в Финляндии, поскольку из разговора с ребенком непосредственно после проведенного с отцом уикенда было понятно, что дочь без ведома матери побывала за границей, поэтому нельзя было исключать возможности того, что крещение состоялось за пределами Эстонии. Однако выяснилось, что по законам Финляндской Республики обряд крещения без согласия обоих родителей провести нельзя. Поэтому эта версия отпала как несостоятельная.

О том, что она была крещена, девочка уверенно говорит до сих пор, вспоминая медвежонка и ложку, которые были подарены ей отцом и крестной, а также мужчину с большой цепью на шее, который брызгал ей воду на волосы. С момента крещения прошло более полугода, но мать до сих пор не получила ответа на вопрос, где был крещен ее ребенок.

Комментируя произошедшее, следует подчеркнуть различие между действиями, которые влекут за собой правовые последствия и которые родитель при желании может отменить через суд (например, всевозможные сделки, совершаемые от имени ребенка, в том числе выбор школы и детского сада), и действиями, которые хоть и не влекут за собой правовых последствий, но играют в жизни ребенка большую роль, такими как крещение.

Выбор школы для ребенка и крещение – это примеры тех ситуаций, которые могут возникнуть в связи с тем, что согласие второго родителя не требуется, а предполагается. Равным образом крайне сложные последствия могут возникнуть и при получении удостоверяющего личность ребенка документа или при отчуждении его имущества, если при этом отдельно не требуется согласие второго родителя. Должен ли родитель находиться в постоянном страхе из-за того, что, несмотря на общее право попечения, важные вопросы в жизни ребенка с потенциально необратимыми последствиями могут быть решены без ведома родителя, или же все-таки пришло время убрать из закона положение о том, что согласие предполагается, и, исходя из интересов ребенка, прописать требование об обязательном получении согласия? Очевидно, что такое изменение в законе на первых порах повлечет за собой больше работы для всех сторон, но если в конечном итоге интересы ребенка будут лучше защищены, то, возможно, об этом стоит задуматься всерьез?

Статья появилась в веб-журнале «Märka last» (7/2014), издаваемом организацией MTÜ Lastekaitse Liit (НКО Союз по защите детей) при поддержке Министерства юстиции в рамках проекта «Хорошие советы семьям с детьми».

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *